ГЛАВНАЯ arrow ОБ АВТОСПОРТЕ arrow 2005: ИЗ СЕСТРОРЕЦКА В ВЫБОРГ ЧЕРЕЗ МОНАКО
2005: ИЗ СЕСТРОРЕЦКА В ВЫБОРГ ЧЕРЕЗ МОНАКО
Оглавление
2005: ИЗ СЕСТРОРЕЦКА В ВЫБОРГ ЧЕРЕЗ МОНАКО
Страница 2
Страница 3
Страница 4

Глава 3

911. Как поездка на гражданской машине может оказаться больше боевого ралли.

или Col de Turini – не только деревня, но и кусок дороги; а Вальтер – не только пистолет.

Парижский аэропорт Шарль де Голль – не самое удобное сооружение. Но эйрфрансовский Эйрбасс приземлился даже чуть раньше, чем было запланировано, очередь к погранцам оказалась короче, чем обычно, и за добрый час до окончания регистрации на рейс Париж – Ницца, я уже выбрался за границу. Минут 20 ушло на путешествие из терминала С в B, поскольку здесь для этого нужно прокатиться по всем пяти зданиям: автобусы курсируют только в одну сторону. Но, времени – вагон, и я даже успел поболтать с негритянкой – водительницей автобуса. Она говорила по-французски, я по-русски. В общем, содержательная вышла беседа ;)

На Эйрфрансовской стойке - вовсю мигает зеленым глазом «Париж-Ницца» и я, по возможности источая максиму обаяния в сторону милой парижанки за стойкой регистрации, протянул свои билет и паспорт. Девочка проворно написала на билете пару каких – то цифр и, широко улыбаясь, выдала мне его обратно. Я легким тоном заметил, что роспись билетов это прекрасно, однако, мне бы на рейс зарегистрироваться. На что она, так же приветливо улыбаясь, ответила, что цифры – это время. И вот, когда оно наступит, мне нужно будет подойти и зарегистрироваться. По странному стечению обстоятельств оно совпадало со временем окончания регистрации. А пока нужно подождать вот там. И она показала пальцем в сторону большого табора странного вида людей с потухшими глазами. Судя по одежде, еще час назад они были гордыми представителями золотого миллиарда. Сейчас же, превратились в толпу обиженных, угнетенных и, что примечательно, смирившихся со своим новым положением.

Я, уже не так сильно источая обаяние, поинтересовался, что это за сборище?

- Это очередь. У нас овер, не помню точно что, наверное,буккинг!
- овер…Это что?

- А это (улыбочка) когда билетов продают больше, чем влезает народу в самолет. И вот, по мере того, как кто-то из пассажиров сходит по здоровью (уж не мочат ли их в сортире те, кто первые в очереди?), берут народ из той группы дервишей с чемоданами.

- Не хотите ли вы сказать, что ЭйрФранс – организация мошенников, которые продают то, чего у них нет?

-Я хочу сказать: в очередь сукины дети! (фирменная парижская улыбочка «не желаете издохнуть?»)

-Я - не в отпуск. У меня в Ницце - дело. И я - не могу в очередь. В конце концов, это согласованный рейс вашего! франса. Вы его придумали, и в эту дыру я прилетел чертовым бизнес-классом. Так что, можете со спокойной душой посадить меня на рейс.

Мсье, а не пошел бы ты… в очередь? Вас тут много, а я одна. И мне – пора на обед. Салю
 

Минут на пять я присоединился к собратьям по несчастью. Не понравилось. На «пусто место» пришел свежий француз: теперь уже мужеского пола. Уж не подумала ли администрация, что скоро народ разогреется?

Я – к нему. И, как ни в чем не бывало: регистрируй на рейс.

   Он едва не начал писать время, но заметил прошлую запись. Потыкал в нее пальцем и стал объяснять мне как дауну – медленно, с артикуляцией и жестами. Дескать – это время, когда тебе регистриться.

Я ему, тоже максимально доходчиво, растолковал, что его л-а-п-ш-у он пусть повесит кому-нибудь другому. Особенно про то, что вся эта очередь сейчас запихнется в самолет.

А он мне, дескать, через два часа вылетает самолет из Орли (другой вообще аэропорт) и там может быть есть одно место :)

А уж завтра в тот же час – я, стопудово, улечу в Ниццу как заслуженный бомж аэропорта Шарль де Голль.

   Я постоял в сторонке еще минут 15. И тут прострация сменилась решительностью. Я сильно разозлился.

Я стою с билетом на рейс. В Ницце меня ждет полноприводная Каррера 4S. Я пришел вовремя. И какой-то урод пытается смирить меня с тем, что вместо того, чтобы оказаться за рулем одной из лучших машин мира на дистанции самого знаменитого СУ во Франции, я спал на скамейке, подложив под голову урну с бычками Житана?

   Я вспомнил все французские ругательства, которые запомнил во время изучения этого языка в школе. Что-то всплыло из кино-лексикона парижских сутенеров. Все те, что осели в памяти после ночных прогулок к Эйфелевой башне (которую просто люблю), когда там еще не дежурили автоматчики.

   Я применил все американские ругательства на английском языке. Я вытащил на свет единственно знакомое мне, Шайзе, из немецкого. А когда атака стала захлебываться в моем лингвистическом невежестве и я, надеясь на образованность собеседника, готовился перейти к нашему мату…

   … В общем, мне протянули посадочный талон на место, с которого, судя по оперативности, не пришлось никого сгонять. Удивлению моему не было предела…

********

Небольшая вечерняя тестовая поездка по жутко тесным дорогам не принесла ни много удовольствия, ни йоты понимания 911-го: даже третью включить было негде. Извилистая дорожка шириной в одну машину, ограниченная каменными параллелепипедами, сваленными по границам слепых поворотов и, порой, встречными грузовиками не способствовала душевному комфорту. После первого круга по легенде Макс Кадаков из Ревю, с которым мы объединились в экипаж, решил, что этого безобразия с него хватит, а я решил прокатиться еще кружок. Народу стало чуть меньше, впрочем, третью я так и не включил. Зато на спуске с перевала попробовал перегреть керамические тормоза. По педали было ощущение, что они даже не теплые. Внизу вышел посмотреть. Жаром от них не пыхало, хотя тормозил-то много. Ни фига себе, охлаждаются, подумал я: совсем холодные. И протянул руку к диску. Он и вправду не был горячим, ибо тепла я так и не почувствовал. А отдернул руку на слух: зашипела, как свинина на сковородке, кожа моих пальцев на керамической поверхности. Доездились. Ты, Соколов, уже даже не в маразме: сегодня ты пошел дальше. А вот тормоза – просто нереальные.

*********

   Долговязый, как Дон Кихот, двукратный Чемпион мира по ралли Вальтер Рерль сидел за столом в деловом костюме. Размер манжет и воротничка этого «футляра» был втрое больше того, который оказался бы впору при худобе Вальтера. В соответствии с протоколом он отвечал на не слишком оригинальные вопросы журналистов, касающиеся управляемости новой Каррера. С расстояния в дюжину метров, и, не смотря даже на чертов пиджак, видно было, насколько и в свои сегодняшние годы далек этот легендарный человек от пафоса и официоза. Его спокойная приверженность практической работе на трассе тихой скукой висела над актовым залом как тонкий слой табачного дыма. Увидеть его иногда можно: достаточно чуть приподняться над уровнем среднего роста.

*********

   Первая часть утреннего маршрута – подъем к деревеньке ColdeTurini. Так назывался здешний спецучасток ралли Монте Карло. С 1911 года эта дорожка повидала всякого народу. Так же этот доп назывался и в 2005.

За рулем - Макс. Многолетний опыт, высокая квалификация и спокойное отношение к быстрым машинам сделали свое дело: мне совсем не страшно. Максим почему-то несколько раз поинтересовался, не укачало ли меня? Да, вроде не с чего, ибо все хорошо. Беспокойство вызвало лишь то, что мы нагнали кого-то из восточноевропейских коллег. Человек явно упирался рогами в дорогу, но получалось не быстро, и я начал беспокоиться за его горячую голову. Однако, через пару минут разум взял верх, и нам уступили дорогу. Наверху нас ждали пара километров перекрытой дороги и Вальтер Рерль: уже не в костюме. В джинсах и без скуки в глазах.

  

   Когда на скорости около 170 машина чуть скользит в десяти сантиметрах от апекса слепой «единицы через горку», который обозначен каменным бруском, после чего Carrera выносит к точке выхода, где она свешивает половину широченного заднего лаптя в бездонную пропасть, ужаса не испытываешь. Даже восхищением или возбуждением это чувство не назовешь. Слово не подобрать, поскольку и чувство-то неземное. Ничего такого, что можно описать, кроме того, что тебе – простому смертному чуть приоткрыли занавеску у входа на лестницу: одним спокойным и точным – почти без коррекции отклонением руля на 20 градусов рукой очень немолодого человека, которому выпало прожить жизнь легенды мирового автомобильного спорта.

   И стал ясен масштаб резервов того, что на самом деле стоит за словами «поднятие скоростного барьера». До тех пор, пока я этого не прочувствовал в такой мере, я не знал, что вообще бывает настолько быстро…

А и то сказать, что люди «не из темы», особых впечатлений не получили ;)

   На обратном пути я оказался предоставлен сам себе: Макс решил, что спуститься с горы ему, комфортнее для нас обоих, будет в организаторском Кайене ;). А мне, в свою очередь, оказались предоставлены 20 км СУ ColdeTurini плюс 80 км «просто серпантина». И Carrera 4S. А регистрация на мой рейс через два часа ;)

   Дорожка и заковыристая и опасная, но она непостижимым образом ложится водителю «в масть»: стоит ее прочувствовать, как она вовсе перестает выдавать неожиданности. Впрочем, о подобных ощущениях дороги и путях их развития можно говорить очень долго.

   Porsche. Это галактика. Некоторые впечатления можно прочесть в тесте: он лежит на сайте. Сейчас я лишь в двух словах попробую обозначить то, что не вошло в материал.

   Эта машина отзывчива настолько, что выпустила меня к точному ощущению своих повадок уже спустя несколько минут в дороге.

   Эта машина сильна настолько, что в условиях не самого быстрого серпантина держать ее на грани сцепных свойств можно почти непрерывно. И эта непрерывность пилотских ощущений обостряет водительскую чувствительность многократно.

   Эта машина очень! непроста в управлении, если ехать быстро или вроде того. Вместе с тем – в ней ни капли взбалмошности или истеричности. То есть – очень сложный, но сильный и точно обозначенный характер.

   Управление Porsche на пределе сил пилота способствует развитию филигранной точности в вождении и предельной концентрации. Входы в поворот просят, практически кончиками нервов, чувствовать машину: легкая мордочка, не поедет в поворот без загрузки. Но не то, что тормозом: даже чрезмерным сбросом газа легко можно перегрузить передок или сорвать попу. Не говоря уже о том, что не попасть в обороты перегазовкой при переключении передач на торможении просто нельзя: это способно вызвать блокировку задних колес. Не получилось с перегазовкой: отпускаешь сцепление, словно разжимаешь руку с гранатой без чеки. Потом, после апекса, можно опереть пухлую увесистую попку и смело, но предельно аккуратно распрямляться, опять же, демонстрируя прецизионную точность обращения с органами управления. Все это сложно и, увы, бесполезно объяснять. Однако, стоит выйти на нужный уровень чувствительности, как все начинает получаться само собой.

   Главное: это все о том, что машина сама мобилизует в потенциально готовом человеке все те высокие и тонкие вкусовые оттенки ощущений, которых он раньше просто не замечал. Машина предоставляет настолько богатый и сбалансированный букет ощущений, что своим присутствием определяет моментальное истончение вкуса и чувствительности пилота. И для того, чтобы подобным образом настроить дорожный. Я подчеркиваю, дорожный, автомобиль, и необходимы люди масштаба Вальтера Рерль. Больше никто, кроме членов закрытого клуба великих пилотов с опытом длиной во много десятилетий, которые пропустили через свой вестибулярный аппарат всю историю мирового автоспорта, этого сделать не сможет. Только они точно знают, каким должно быть вино высшей пробы для автогурманов. Многие используют его в качестве столового? «Покупателей больше чем знатоков?». Увы, жизнь вообще такова: говорят, это неизменно последние две тысяч лет.

  

   Концентрация во время поездки оказалась такой, что, будучи физически совершенно не напряжен за рулем, и при кондее, молотящим всю дорогу на максимуме, я вышел из машины мокрый как мышь. С носа капало, как это бывает после тридцатикилометрового СУ.

   И лишь оказавшись через 5 часов за рулем эталонного Сивки в Питере, я понял, что в такой водительской форме еще не бывал никогда в жизни!

Ни после тестов, ни после картинга, ни после боевых гонок. Мне пришлось сдерживать себя еще добрую неделю, чтобы элементарно не сломать машину прямо в городе: прежде красавец Сивик еще никогда не выглядел таким медленным и игрушечным. Кто знает, тот поймет, о чем это ;)

   Прошла неделя и вот, Сивка снова стал проворным… Ничто не вечно, а «пистолет требует ежедневного упражнения (с)»…

   **********

Глава 4

WRC Acropolis

   «Пятая точка» давно уже превратилась из, собственно, точки в нечто, являющееся негативным отпечатком ресторанного стульчика в Шереметьево 2. Официальный «сапплаер» греческого этапа WRC – Олимпейские воздушные пути, бастует и последние шесть часов российская группа компании Пирелли, коротает вечерок поглощением еды и напитков за счет Аэрофлота. Он не бастует. Где-то там, уже закончился суперспешл…

Тем не менее, вовсе не скучно. Шинники вывезли с нами на Акрополис «того самого» Юрия Лесовского. Он ездил Акрополис еще на Москвиче, был членом сборной, участвовал в марафоне Лондон-Мехико. Он охотно рассказывает о том, как это было и историям его нет конца. Чудеса. Горы, автоматчики в Южной Америке, Автоэкспорт, сборная, линейные гонки… Все эти «книжные» персонажи вдруг зашевелились. Это было реальностью! Сейчас принять это уже практически невозможно. Если, конечно, перед тобой не сидит живой участник событий, ставших легендами.

Юрий Лесовский

   **********

  Греция – страна людей, философски настроенных по отношению к работе. Очень небогатая.

Зато кормят здесь, насколько не гламурно, настолько же вкусно и много. Греческий салат – куски огурцов и помидоров, порубленные топором в несъедобном количестве. Сверху кладется как сувенир кусок брынзы.

Потом какие-нибудь морские гады, и вот, в тот самый момент, когда начинаешь думать о кофе, появляется основное блюдо: какие-нибудь циклопических размеров котлеты с картошкой. Это был легкий ужин…

   **********

   В «четырех звездах» на рецепшне ночью никого нет. Зато какое море… Черное. Мы поплыли, поплыли, поплыли потом город стал исчезать из виду… Когда вернулись в отель, где на стойке по-прежнему никого не было, проходящая мимо уборщица сказала, что ночью купаются только дегенераты. Морская нечисть – всякие скаты и медузы выползает из нор по ночам. Когда мы еще только уходили, размахивая полотенцами и портками, она смотрела на нас как-то удивленно.

   **********

   Греки – большие любители ралли.

На дороге утром невероятное количество импрез, пыжей, клиов, фиест и всякой прочей мелкой продвинутой нечисти. Народ по дороге к просмотру WRC трясется на тренировочных подвесках. Многие едут на грунтовых колесьях. В кюветы падают греки в массовом порядке, причем преимущественно с прямиков. Особенности местной разметки серпантинов – потрясающи. Собственно, ее нет. Столбиков, часто, тоже. То есть ночью, когда фары ни во что не уткнуться, можно просто выпасть из шпильки, так и не поняв, куда собственно. Много ларчиков на столбиках. Это аналог наших венков. Как-то немного не по себе. Но наш водитель – достаточно флегматичен для того, чтобы пассажирам не терять присутствия духа.

Смотрят ралли в Греции экстремально: спустя мгновение всех этих красавцев окатит каменными брызгами, а потом накроет черным облаком пыли. Думаете разбегутся? Они так и стояли там пока шел канал!

   **********

   WRC только в Финляндии ездят нереально быстро. В Греции они просто нереально ездят. Дорога состоит из таких булыжников, которых просто не бывает потому, что не может быть никогда. Компания ИЯПА, наверное, специально их точит омологированным образом. Ужас. Дорога завалена, считай, окаменевшими осколками бутылок, из которых циклопы в этих местах бухали пиво тыщу лет назад, а потом били на счастье.

Чтобы проехать Акрополис, необязательно иметь WRC

   **********

   WRCне везде такое организованное, как показывает Евроспорт, или как на Суоми. Греки скачут через доп между машинами. Маршалы свое стремление к порядку не возводят в абсолют. Свистнул, пригрозил, был послан. Ну и дураки: чтоб вас переехало. Вертолет временами материт особенно ретивых, да бестолку все. В общих чертах – процентов на 50 получше, чем в Карелии.

Попробуйте-ка сделать такой кадр в Финляндии, да без жилета... Объектив 50*120

   **********

   Сервис-парк везде одинаковый. WRC. Вот McRaeс Ники Гристом протрусили мимо озабоченные непомерно. Однако, я был вовсе не первым русским, имевшим возможность заподозрить с их стороны интрижку к Австралии. На приступочке пресс-центра стоит изваяние. Похоже, что скульптуру «Мыслитель» просто слегка распрямили. Проницательный взгляд устремлен куда-то за Олимп. Однако движение выдает в фигуре, натурально, Мочанова. И не из бронзы. Вот так встреча! А он тут работает. Штатный «таксист»MarlboroTotalПеугеот Уорлд Ралли…Короче, заффодского Тимма. Целыми днями он пугает вип гостей команды «шейкдауном» на каркашенном 206 пыже. Вот так.

   **********

   WRC 2005 ни фига, ни разу, ни даже не фрагмент группы А. Это уже группа почти В. Только мотор спереди. Стекла ненастоящие, двери, килограмма по 2, кузова – так чуть похожи, но не очень. Особенно бессовестно выглядит LancerWRC. При чем тут, вообще, Евик – я не знаю.

   **********

   Самые скромные и неохочие до общения люди после 150 км греческих допов – пилоты. Мы кушаем в загончике Mitsubishi, пока машины на сервисе. Галли нет. Рованпера тихончко пъет водичку в углу. В нашей делегации почти никто не знал про WRC как таковое, но глянув, как толпы греков ломятся за автографами, и наши люди стали проявлять интерес. Посмотрели на Рованперу. Спросили меня (я уже привык объяснять им что к чему так, чтобы понятно было), что за кекс, и зачем им его автограф? Я говорю – он, вроде как Барикелло, примерно по статусу в мировом автоспорте. Не поверили: пыльный какой-то весь ;)

Глянув на сервисе на WRC после гонки, пытались уместить в голове то, что этот доходяга стОит как Майбах. По-моему, тоже, так и не поверили.

   **********



© http://sokolov-drive.com,Designed by Siteground