ГЛАВНАЯ arrow ОБ АВТОМОБИЛЯХ arrow Катапульта (Fisher Fury)
Катапульта (Fisher Fury)

Если прошло 3,5 секунды с того момента, как педаль газа переведена в положение «вкл.», и вы все сделали правильно, значит, Fisher Fury уже разменял первую сотню, а на тахометре около 12 000 rpm.

fisher Каждая остановка на улицах Москвы во время нашего теста превращалась в брифинг. Неизменно вокруг Fisher Fury собиралась толпа зевак, и вопросам не было конца. Женщины очарованы наивным взглядом круглых фар «лягушонка» и полагают, что нет более удачной машинки, чтобы налепить на ее корму свою излюбленную «туфельку в треугольничке». Мужики делают разнообразные предположения о возможном происхождении машины — в диапазоне от «Лотуса» до самоделки. Но каждый наш ответ вызывает три новых вопроса, а работать все-таки надо. Впрочем, реакция на комплекс манипуляций по подготовке к старту всегда одинаковая: прохождение каждого пункта в этой «молитве» заставляет даже полного профана в автомобилях сделать шаг назад, смутно подозревая: что-то будет.

Ключ массы вправо, зажигание, кнопка старт: слева в воздух поднялся султанчик пыли, которую сдуло с асфальта упругим потоком предельно свободного выхлопа — такого «прямого», что кажется, поршни можно потрогать рукой. Включение первой передачи кулачковой КП сопровождается лязгом стальных клыков под овечьей шкурой симпатичного капота и заставляет вздрогнуть все невесомое тельце машины. После того как мотор несколько раз огрызнется, успевая за долю секунды загнать стрелку тахометра к 7–8 и спуститься обратно, пространство вокруг уже свободно от любопытных, а спустя мгновение машина и водитель находятся в параллельной реальности. Лица случайных собеседников рассеялись в прошлом, подобно легкому дымку от покрышек — всего, что осталось от Fury на месте старта. В данном случае время — понятие геометрическое, причем из нелинейной области, ибо все, что осталось позади в двухстах метрах, уже бесконечно далеко в прошлом и обречено на забвение, «точка принятия решения» находится впереди в тех же двухстах метрах: там, где пытаешься привести в фокус безумно прыгающий и загнувшийся в дугу горизонт. Момент же «сейчас» не существует вовсе, поскольку его уже проехали…

Бог шельму метит. Это ведь именно я еще недавно распространялся о том, что эпизод езды на «формулах» по городу из попсового фильма «Гонщик» со Сталлоне в главной роли — предел «клиники». И именно мне довелось испробовать все это на себе: динамика «Формулы 3», снаряженная масса около 400 кг, трубчатый монокок, псевдослики, тормоза не только без АБС, но и без вакуумника, руль без усилителя. Посадка «вперед ногами» в узком тоннеле, в конце которого живет напольный педальный блок. Тело удерживают трехдюймовые «боевые» ремни, а каждая последующая передача включается коротким рывком рычага кулачковой секвенталки, когда яростный вой движка поднимается к ноте ля первой октавы.

Fisher Fury — кит-кар. То есть, он может существовать во множестве вариантов комплектации, которую подбирает клиент. Мы сегодня имеем дело с машиной, которая снабжена мотоциклетным двигателем Yamaha R1 с «родной» трансмиссией. Она дополнена карданом, свободным задним дифференциалом и реверс-муфтой: чтобы ездить задом. Причем делать это можно достаточно быстро: назад, естественно, работают те же самые шесть передач.

Независимые двухрычажные подвески — гоночная классика. Спортивные амортизаторы имеют регулировки жесткости и клиренса. Монокок кузова сварен из тонких стальных труб квадратного сечения и прикрыт стеклопластиковыми панелями. Вес их такой, что капот, представляющий собой половину кузова машины, легко поднимается одной рукой.

На рабочем месте то же, что и в обычном автомобиле, но пользоваться этими привычными вещами надо учиться заново.

Педали: ход сцепления коротенький, а момент «внизу» у оборотистого мотора отсутствует как таковой: обращаемся аккуратно и точно. Тормоз, лишенный вакуумного усилителя, требует как неженских усилий, так и осторожности, чтобы ненароком не нажать еще и на газ. А последний имеет ход в пару сантиметров. Поворот четырех дросселей во впуске также сопряжен с необходимостью давить как следует.

Управление КП — отдельная песня. Есть собственно рычаг переключения передач. Дергаешь — переключаешься на ступень вверх, толкаешь — вниз. Все просто, однако требует привычки, и порой на поиски нейтрали, на которой только и можно завести двигатель, уходит какое-то время.

Здесь есть магнитола, но слушать ее на ходу не получится, а куда более полезным приспособлением за эти деньги оказался бы цифровой индикатор номера передачи (его можно включить в комплект поставки).

На ходу машина удивляла неоднократно. Например, когда на исходе первого часа за рулем вдруг обнаружилось, что мягко тронуться и спокойно ехать по городу все-таки можно и что Fury существует не только в режимах «кольцо» и «пит-лейн». Или после нескольких поворотов, пройденных в очень легком и отлично контролируемом скольжении: машина оказалась неожиданно отзывчивой и «ручной». Единственное, чего она не прощает, — ошибок в скорости захода и медленной реакции водителя. В глубоком скольжении на скорости ей становится нехорошо, а срыв задней оси остается плавным лишь на лезвии точного баланса: стоит отклониться от него чуть сильнее — разворот происходит молниеносно. Немалую долю в обеспечении «правильных» манер управления несут на себе шины Yokohama Advan A 048 с весьма условной нарезкой протектора: фактически это не дорожная, а гоночная резина с жесткой боковиной. Она благосклонно относится к прогреву, вот только в дождь, скорее всего, захочется кричать «караул!»

Понятие комфорта как таковое в этом тесте искажено, ибо даже при езде по достаточно ровным дорогам «изображение» в глазах водителя скачет, а во всем теле после поездки ощущается «приятная гибкость». Однако это не значит, что самого такого понятия нет: мне, например, было бы комфортнее, если бы амортизаторы были отрегулированы на большую жесткость, нежели самая маленькая. Это позволило бы машине сузить динамический коридор и не скакать так сильно на неровностях. Что же до вечного компромисса «комфорт — управляемость», то его здесь и вправду нет: нормальные настройки не псевдо, не почти, а гоночной подвески, для которой важны ходовые качества, а не забота о том, чтобы в пути кого-нибудь не растрясло.

Эту машинку случайно занесло на улицы: на ее родине есть понятие «автомобиль для трек-дня». На этом самом треке ей и место, поскольку в городе не получится использовать возможности ее управляемости даже на треть. Здесь Fury останется лишь светофорной катапультой.

Один старый анекдот кончался вопросом: «Вам шашечки или ехать?» Fisher Fury R1 не умеет ничего, кроме как ехать. Здесь нет багажника, а в бардачок не стоит ничего класть: все равно его содержимое улетит на первом торможении. Зато «ехать» в ряде режимов и скоростных диапазонов этот англо-японский «лягушонок» может на уровне, абсолютно недостижимом для дорожных, пусть даже и самых дорогих заряженных машин.

Дмитрий Соколов
Фото Игоря Кузнецова
и автора

© http://sokolov-drive.com,Designed by Siteground