ГЛАВНАЯ arrow ЛУЧШЕЕ arrow МЫ ИЗ БУДУЩЕГО (Lamborghini Diablo Ferrari Testarossa)
МЫ ИЗ БУДУЩЕГО (Lamborghini Diablo Ferrari Testarossa)
МЫ ИЗ БУДУЩЕГО
Lamborghini Diablo VT Roadster VS Ferrari 512 TR

Такой тест мог быть в нашем журнале лет 15 назад, когда «гудбай, америка — О-О-О». И его не было никогда, потому что он был попросту немыслим тогда, когда «Где я не буду никогда». Эти итальянки были бесплотными мечтами. Айда с нами: мы зовем вас в мечту. Мы немного разминулись с ней во времени, так к черту 15 лет, и газ в пол. Они стоили того, чтобы мечтать.
текст Дмитрий Соколов фото Александр Ноздрин



Тонкая алюминиевая оболочка Ferrari 512 TR звонко резонирует в такт толчкам каждого из двенадцати цилиндров плоского пятилитрового двигателя. Маленький кожаный руль с черной лошадкой внутри желтого кружочка скачет в руках, выбивая чечеткой все, что нужно и не нужно знать о каждой заплатке и о каждой трещинке неровного краснодарского асфальта. Воскресным утром улицы города совершенно пустые, и мы ходом пролетаем прос-пекты, переулки и перекрестки, окатывая серые фасады гулкими очередями взрывов в двадцати четырех цилиндрах.
 
 


грация, замешанная на запахах вина и навоза, вылепленная по заказу церкви и мафии мохнатыми руками работяг


 
Южное солнце едва проснулось. Оно все еще прячется за панельными домиками, но время от времени встречными вспышками выбивает прямым желтым потоком сияние из граней плоского зада Lamborghini Diablo, который черным блином стелет по кочкам чуть впереди. Два главных мировых суперкара девяностых летят по одной улице Краснодара в середине 2010 года: если попытаться осознать это, останется недалеко до белой горячки, но это правда. И это происходит с нами.
 
Два сгустка итальянской грации и напора, страсти и любви. Два разных рецепта, по которым готовили рядом, но по-своему. Их веселую гортанную перебранку слышат все. Она шевелит утренние сны краснодарцев, с улыбкой осознающих, что сегодня выходной, как щекотала бы их воображение перепалка в собственном дворике молодых Софи Лорен и Адриано Челентано. Есть ли что-то более характерное и узнаваемое, чем настоящее итальянское? Чем все это «возрождение» гармонии грации, замешанное на запахах вина и навоза, и вылепленное по заказу церкви и мафии мозолистыми руками мохнатых работяг? Есть ли что-то более непохожее, чем Lamborghini и Ferrari?


Комплект фирменных чемоданов «Феррари» – около 19 000 евро. Они – плоть от плоти «Феррари» и даже пахнут так же, как салон суперкара

Каждый автоманьяк, которому сейчас 30–40, найдет на своих душе и мозгах следы, некогда оставленные этими «итальянками». По кому-то они проехались лично Санни Крокетом и всей полицией Майами, на ком-то отпечатались следами клея давно уже оттертого от стенки студенческой общаги стикера с красной Ferrari, вложенного в чешскую жвачку. В ком-то, как во мне, они поселились цифровыми отражениями – угловатыми горстками пикселов VGA-графики самой первой игры Need For Speed. Мира, где должны были витать и запах моря, и тепло женщины под тонким шелком. Там было все, что не существовало вовсе тогда, когда на носу были прыщи, а  «по носу» – питерский дождь и троллейбус. Железный и квадратный, с заплатками, наваренными поверх его ржавого тела в потеках масляной краски.
 
512-я TR (Tesatarossa), как привязанная, следует за моей правой ногой, и я посильнее вжимаю алюминиевую педаль газа и даю двенадцатицилиндровому оппозиту повыше потянуть свою песню уникальным тембром подсушенного до хрипотцы пурпурного бархата. Первая, как и в черной зверюге Diablo, на себя – туда, где у всех вторая. Блестящий шарик на длинной кривой кочерге просит фирменных коричневых перчаток мягчайшей кожи с тисненым жеребцом Ferrari. Я забыл в Москве этот единственный пока личный кусочек настоящих Ferrari, поэтому держусь за железо точной механики голыми руками.




В Ferrari все очень дорого и слегка не всерьез. Это работа мастеров, которые учили грубую механику элегантности и тонкому чувству юмора
Алексей – специалист по технике Ferrari, сидящий справа, – показывает рукой: вот эстакада, которая рухнула. Я успеваю едва заметно кивнуть: «видел в Интернете», и мы выскакиваем на пустое прямое шоссе. Здесь по-прежнему многое по понятиям девяностых: как тогда, когда игра с гаишными радарами была лишь забавой. Мы утапливаем газ в пол, и даже отсюда, из-за маленького гоночного «бублика» Ferrari 512, передающего пальцам вибрации 12-цилиндрового оппозита, я слышу яростный вой V12, которым матерится впереди Diablo. Поля Кубани расступаются перед нами, а солнце лениво лезет вверх, собираясь наделать дневного зноя. Эта красота дороги, земли и машин так сильна и так мимолетно хрупка, что от полноты счастья щиплет глаза и тянет подпевать нашим моторам, мощи которых хватило, чтобы отмотать 17 лет назад.
 
Ferrari – легкая и комфортная. Как и сейчас. В Ferrari все очень дорого и слегка не всерьез. Это работа мастеров, которые учили грубую и мощную механику элегантности и тонкому чувству юмора: только самые-самые на таком уровне могут не относиться к себе слишком серьезно. Ferrari принимает с самых низов, легко снимаясь с места. Ее педали на естественных местах, а в зеркала видно что-то еще, помимо дизайна самих зеркал и соблазнительных кусочков машины, на которую они навинчены. В Ferrari сможет залезть любой толстяк. И ее кресла обнимут и вас, и его одинаково нежно и заботливо: кожа феррарического цвета – исключительного качества. Она до сих пор пахнет роскошью нового автомобиля. Она до сих пор радикально мягкая и до сих пор выглядит свежей: нутру этой машины глубоко плевать на 50 000 километров и 16 лет.
 
Двигатель весело крутится до верха, и на первых передачах задние колеса убегают с траектории, давая возможность легко отловить занос, обычно куда более резкий на среднемоторных машинах. Хотите дрифта? Ради Бога: попеняйте на себя, и в путь. Легко перехватывая баранку Ferrari от упора до упора в силовых скольжениях, вполне можно оставаться в пределах разумных пределов. 512 TR уходит в танцы плавнее и более предсказуемо, чем нынешняя BMW M3, к примеру. На прямой и на скорости Ferrari слегка погуливает, отмечая незаметные глазу уклоны и колеи. По мере разгона руль становится легче, и рулевая рейка – простая, как в вазовской «восьмерке» или лотусовской «семерке», – слегка постукивает и дает живенький люфт в нуле, лишенная резиновых объятий компрессора гидрака. Люфт уходит, стоит заложить дугу. Возможно, едва заметную, возможно, такую, чтобы сделать шпильку под себя. Как бы там ни было, Ferrari удивительно легко и точно управляется и на 150 и на 50 – это не такой простой трюк для инженеров. Да, громадный гений затвора и диафрагмы Саша Ноздрин в Testarossa попросту не помещается – его голова там сложена под потолком набекрень наподобие головы гения скейтбординга времен 512-й TR Стиви Кабальеро, а на парковке не так легко вертеть 235-ми шинами маленьким рулем с черной лошадкой без гидрака, и все же Ferrari – образец комфорта.

Вы умеете залезать в формулы? Ответ «не знаю, не пробовал, но думаю, что смогу» не прокатит, если вы уже подняли левую гильотину двери Diablo с твердым намерением красиво прокатиться. Влезаем вперед ногами, опершись на кромки ковша руками. Потом заносим задницу (непременно узкую) над истошно зеленым креслом и, даже если приложились мозгами к  «ламбо-двери» (заживет), роняем себя вовнутрь в дьявольское ламбово чрево. И делаем то, о чем всегда мечтал пацан внутри нас: отсекаем завистливые взгляды любопытных, роняя черное тяжелое лезвие.
В Lamborghini (Ламборгини: надо мечтательно растянуть ударную гласную) все как в Ferrari, но с точностью до наоборот – все не очень дорого, но очень всерьез. Машина, даже пока вы стоите, выделяет тестостерон и кучу еще каких-то гормонов для волосатой груди всем своим существом. Энергетика этого полутрактора-полуформулы просто невероятная. Ferrari была легкой красной скорлупкой, украшающей вашего эго, сидящее верхом в дорогущем седле на двенадцати цилиндрах и 48 клапанах. Lambo – всосал вас в свое зеленое нутро, как хищный мускулистый цветок Непентес. Вас самого по себе теперь попросту нет: вы внутри, а Diablo – вокруг. Вы – такая же его часть, как вал системы полного привода или глупо выглядящий на пластмассовом торпедо, но оригинальный будильник Breguet.


Машина выделяет тестостерон и кучу еще каких-то гормонов для волосатой груди всем своим существом. Энергетика этого полутрактора-полуформулы просто невероятная
 
Здесь сразу и просторнее для рослых в длину и высоту, но и гораздо плотнее в ширину. Центральный туннель (какие там поцелуйчики), превращает этот интерьер в кокпит. Вы вмонтированы в кожаный ковш, а ваши ноги попадают прямиком на предельно узкий и тяжелый педальный блок (им некуда больше деваться), уходящий куда-то вперед-вправо. И если «газ» вы с первого нажатия угадываете верно, то вместо тормоза, скорее всего, для начала будете давить на сцепление. Тяжелое. Мужское сцепление, которое по усилию вполне можно принять за тормоз. Кнопки – квад-ратные, а приборный щиток усыпан стандартными приборами с маркировкой VDO: Lamborghini, после Ferrari, куда меньше похож на серийный продукт работы автомобильной фирмы, чем на перспективный ходовой образец.
 
«Редукторный» стартер родом из моторспорта запускается со звуком пускача боевого вертолета МИ-24, и 12 цилиндров громадного «V» за вашей спиной наполняются грохотом взрывов топлива лишь спустя несколько секунд. Ferrari воспринималась легкой игрушечкой в руках водителя, а Lambo просыпается озверевшим усилителем его альтер эго.


Двери отлично сбалансированы: они взлетают легко, выглядят круто, закрываются со звуком
Интерьер и крут, и груб одновременно. Здесь хорошая кожа и странноватая эргономика. Ручная работа и стандартные приборы VDO instuments, заказать которые можно в любом каталоге «Товары почтой». Гребенка рычага КПП прихвачена обычными болтами под шестигранный ключ, а переключения – работа для сильной мужской руки
 
Могучий двигатель раскручивать так же долго и страшно, как дразнить быка. Он нехотя разгоняется и внизу ничего особенно не дает, но после пяти тысяч совершенно шалеет, оглашает окрестности механическим ревом и несет до тех пор, пока вы не дадите ему передышку, врубая следующую передачу. Механизм ее груб и железен. Дергать быстро не получится, а вот делать это с выражением – само собой. Вам время или ускорение? Цифры разгона сегодня не впечатляют, но ощущения от него захватывают своей первобытностью и мощью. 492 л. с. и сегодня не шутка. А тогда – с теми подвесками, теми шинами и с той электроникой, которая печется только о том, как бы спалить побольше бензина за единицу времени, – это просто цунами.


 
Lambo стоит на прямой, как кирпич. Его руль с гидроусилителем очень удобный на парковке, куда заезжать, вообще-то, подвиг (с дьябловой-то обзорностью назад), всегда наполнен реактивным действием. Оно сильное, и оно фильтрует все силовые шорохи, которыми напрямую общается с вашими центрами тонкого пилотского счастья руль Ferrari. Вы поворачиваете «Дьябло», и могучий суперкар бросается по вашей команде с дьявольским остервенением. Если переборщили, его не сложно ловить в скольжении и возвращать на рельсы, на которых он отменно держится благодаря полному приводу и тому, что за то время, за которое легкий на подъем жеребец Ferrari успеет взбрыкнуть трижды, бык Дьябло лишь раз зависнет в глубоком скольжении, вытащить из которого его вам помогут сноровка (если есть), бесстрашие и гидроусилитель. Да не покинут они вас, поскольку в отличие от нового «крыла чайки» SLS AMG, которое отстреливает крылья, если ложится «на уши», раскрыть чрево этого трансформера 90-х, в случае чего, будет не проще, чем жуку, барахтающемуся на спине, самостоятельно принять взлетное положение.

В «Дьябло» все всерьез. Да вы просто посмотрите на здоровенную лопату дефлектора, вынимающего воздух из-под днища на скорости 300, если вдруг забудете, насколько тут все серьезно…


 
Несмотря на все совершенство красной машины, отдохнули мы за починкой релюшки именно в Ferrari, а не в Lambo. Гаечные ключи из фирменного кожаного короба, где есть все необходимое, чтобы устранить мелкую поломку суперавтомобиля прямо в пути, выглядели не декорацией, а картиной времени, которое было. Времени, когда суперкары требовали не только денег, но и мужской руки, и животных инстинктов. Когда водитель был так же нужен машине, как машина – водителю. Они минули. Жаль.
Мы починились и полетели жадно заглатывать новые километры старых ощущений. Ощущений от лучших суперкаров девяностых – лучших лет автомобильной цивилизации, когда механика достигла пика своего развития, еще не покушаясь на приоритет человека.
 



Благодарим за неоценимую помощь при создании материала сотрудников компании Autobeagle и лично технического директора Николая Панули





 
 

© http://sokolov-drive.com,Designed by Siteground